Камнепад. Лихорадка – это лишенная логики тяга к обладанию

71
Эльчин Гулиев Главный редактор, журнал The Retail Finance

Никак не могу понять охватившей банковское сообщество печали по поводу объявленного ухода Рокетбанка. Я, конечно же, понимаю, что человек

по природе нуждается в периодическом сожалении по ушедшим героям. Ну и каждый драматический сюжет – это повод для пиара, не всегда хороший повод, но, как говорится, за неимением… Вот один банк предложил сохранить клиентам баллы из какой‑то засекреченной системы лояльности, упоминание которой можно отыскать на сайте рокета только с лупой, глубоко в недрах вопросов-ответов. Вот другой – готов, в принципе, после предварительных переговоров протянуть руку помощи сотрудникам банка. Послушайте, если там все действительно так прекрасно, за чем же дело стало, купите, а если вы такие прекрасные – не творите добро под условиями и там, где в нем не нуждаются. Вот еще кто‑то яростно отстаивает «классность ребят из рокета». Кругом всхлипы, слезы, грусть… А почему? Разве есть для этого причины и разве это не закономерный итог? Я уже много раз объяснял простой физический закон, действующий на нашей планете, – камень, брошенный в небо, обязательно упадет на землю. По сути, рокет – это именно такой камень, который, правда, бросали не в небо, а перебрасывали друг другу в поисках «прорывных» возможностей. И перебрасывали как‑то коряво, каждый раз с каким‑то не очень красивым подвыподвертом. Не знаю, какие возможности видели в рокете банкиры, я ничего интересного там не видел и не вижу. Разве что самую первую и, скорее всего, самую бюджетную кампанию по продвижению среди целевой аудитории, ту, где использовались фотографии настоящих клиентов из «креативного класса», это было красиво. А так – самый простой и незамысловатый продуктовый ряд, без каких‑либо действительных находок, которых не было бы у других, при этом как‑то сложно представленный и объясненный. В чем же причина такого интереса к маленькому стартапу со стороны достаточно крупных банков? Думаю, ответ заключен в словах, точнее – в одном слове: финтех. Тогда и сейчас для многих банков, даже для главного, это слово является притягательным магическим кристаллом, признаком продвинутости и успешности, способом отчитаться о своих визионерских достижениях перед не очень посвященными акционерами. Неважно, что в большинстве случаев это слово не имеет реального содержания. Важно, что финтех есть. Лихорадка – это лишенная логики тяга к обладанию. Сейчас, когда лихорадка спадает, приходит понимание, а вместе с ним и желание избавиться от камешка в кроссовке.

 

Я уверен, что в рокете работали и работают хорошие, талантливые люди, и не сомневаюсь, что их способности будут по достоинству оценены рынком труда в случае необходимости.

 

Но речь сейчас не о них. Речь о честной оценке происходящего на рынке.

 

И еще – об этике и легком привкусе плутовства, стойко закрепляющемся на рынке, особенно в PR-кампаниях.

 

ПОДЕЛИСЬ С ДРУЗЬЯМИ:

От издателя

Тиберий
89